Заявления Петрова, Норриса и Гасли, а также критика Ферстаппена вызвали возмущение

0

Заявления Петрова, Норриса и Гасли, а также критика Ферстаппена вызвали возмущение

Формулу-1 накрывает волна лицемерия и морализаторства. Эдак личное мнение вообще запретят?
Всего за неделю под огнём критики оказались Петров, Ферстаппен, Норрис и Гасли. Не пора ли остановиться?

Мы живём в странное время. Вроде все в просвещённой Европе ценят и уважают демократические ценности, включая свободу слова, однако в последние годы борьба за свободы всевозможных слоёв общества начала приводить к неожиданным и просто пугающим последствиям: чуть ли не любое сколько-нибудь интересное и небанальное заявление вдруг может показаться кому-то оскорбительным и дискриминирующим. До поры до времени эта тенденция обходила стороной Формулу-1, но в 2020 году во многом с подачи Льюиса Хэмилтона чемпионат мира активно окунулся в политические и прочие общественно важные дебри. И тотчас началась ерунда. А как ещё назвать ситуацию, когда за неделю фактически на пустом месте возникло уже несколько однотипных скандалов? Напомним каждый из них.

Всё началось в прошлый четверг, когда стало известно о назначении Виталия Петрова на пост стюарда Формулы-1. Казалось бы, назначили и назначили, но нет: корреспондент The Sun откопал заявление Виталия «Чемпионату» месячной давности, в котором тот не поддержал ряд акций Льюиса Хэмилтона и вдобавок выразил надежду, что Ф-1 не допустит ситуации, когда кто-нибудь из пилотов использует предстартовую церемонию для ЛГБТ-пропаганды.

В итоге Хэмилтон, британские журналисты и простые болельщики, не слишком-то разбирающиеся в русском языке и контексте, поспешили обвинить Виталия в самых разных грехах, но надо отдать должное ФИА: она технично парировала все претензии. Федерация напомнила, что выбирает стюардов на основе их профессиональных качеств, а никакие этические нормы Виталий, естественно, не нарушал.

Дальше — больше. О Петрове моментально забыли, как только в пятницу, после столкновения с Лэнсом Строллом, ругнулся Макс Ферстаппен, сгоряча обозвавший канадца «монголом». Спору нет, так себе высказывание — учитывая, что в Англии так обычно обзывают людей с синдромом Дауна. То есть Ферстаппен одним махом оскорбил и целую нацию, и людей с серьёзным недугом.

В «Ред Булл» предупредили Ферстаппена, который назвал Стролла «монголом»

Но и здесь есть целый ряд нюансов, о которых побежавшие жаловаться на пилота почему-то забывают. Вообще-то, Макс позволил себе ругательства в радиопереговорах с инженером, а не в интервью СМИ или личных соцсетях. Незапиканную версию заявления Ферстаппена почти никто не слышал: это могли сделать лишь обладатели подписки на F1 TV Pro, включившие камеру на болиде Макса, остальные узнали все-все слова, только специально загрузив ролик.

То есть фактически Макс матерился себе под нос, но протестующие специально нашли запись, чтобы послушать и уже после этого оскорбиться. Напоминает многие дела об оскорблении чувств верующих в России, когда в роли свидетелей или пострадавших выступают люди, якобы случайно наткнувшиеся на что-то неприятное в интернете. Если нынешние обвинители Ферстаппена избрали для себя подобный путь, бог им судья. Хотя и Максу, конечно, лучше сузить собственный запас ругательств (хотя, говорят, сейчас в Европе и слово «идиот» хотят причислить к числу недопустимых).

В Mongol Identity всё ещё ждут извинений от Макса Ферстаппена

Третьим обвиняемым стал Ландо Норрис. В воскресенье он во время гонки обматерил всё того же Стролла-младшего, но извинился сразу после финиша. Однако в тот же день британец ещё позволил себе усомниться в величии рекордов Льюиса Хэмилтона.

Когда пилота «Макларена» попросили прокомментировать 92-ю и рекордную победу коллеги, Норрис ответил — мол, а что здесь такого, у него машина-самовозка, в гонке нужно опередить только Боттаса и иногда Ферстаппена. Конечно, Ландо немного утрировал, но по сути вопроса с ним согласится огромное число болельщиков и даже экспертов. Тем удивительнее, что во вторник Норрис вдруг вышел в свои соцсети с извинениями. Ландо не написал, перед кем конкретно извиняется, — просто отметил, что позволил себе лишнего. Но все поняли, что это была реакция именно на слова про Хэмилтона.

Норрис извинился за интервью, в котором говорил о рекорде Хэмилтона

Почему Норрис так сделал, остаётся только гадать. Смелые небанальные слова не понравилось пресс-службе «Макларена»? Или немного обиделись в «Мерседесе», который будет поставлять команде Ландо моторы со следующего сезона? Или в соцсетях Норриса поднялся слишком большой хейт со стороны обидевшихся болельщиков Хэмилтона?

А знаете, что самое идиотское? Даже вот такое примирительное заявление Норриса устроило не всех! К нему в комментарии пришла малоизвестная темнокожая актриса Келечи Окафор и не много не мало обвинила Ландо в расизме! Мол, а чего это пилот не написал, что извиняется именно перед Хэмилтоном, — раз так, то точно расист!

Темнокожая актриса – Норрису: извинись напрямую. Твой расизм бросается в глаза

Если думаете, что на этом всё, ошибаетесь. Среда принесла ещё один скандал в соцсетях. Четвёртым обвиняемым стал Пьер Гасли, который всего лишь дежурно прокомментировал новый контракт с «Альфа Таури» на 2021 год. Француз написал: «Один подиум и одна победа означают, что мы продолжаем двигаться вперёд с парнями в «Альфа Таури». Сделаю всё возможное, чтобы принести успех этим ребятам».

Что не так? Возможно, вы уже угадали. Внештатному репортёру BBC Sport и автору портала The Race Клэр Коттингем отчаянно не понравилось использование слова «парни» — мол, в команде же есть и девушки. То, что далее в тексте есть и слово «ребята», Клэр не успокоило — мол, налицо очередной случай дискриминации по половому признаку.

«Когда он говорит «парни», то поддерживает культуру «клуба для парней», а Ф-1 им больше не является. Согласна, это маленькая деталь, но в вопросе инклюзивности это огромный шаг вперёд! Так что нет, я не перестану обращать на это внимание», — написала Коттингем.

Что ж, на фоне трёх предыдущих случаев этот хотя бы чуть более адекватен, хотя всё равно идея цепляться к словам гонщиков в соцсетях выглядит странной. Что дальше? Им запретят выкладывать фото со стейками или пивом и писать хоть на какие-то темы, кроме гонок, чтобы не дай бог никого не оскорбить или не пропагандировать что-то неправильное? Это уже не свобода слова, а какой-то цифровой концлагерь.

К чему мы придём? Молодое поколение гонщиков, в число которых входит Норрис, откажется от собственной открытости и ввергнет Формулу-1 в стерильное состояние, когда самыми интересными высказываниями уик-энда станут «нам надо поработать над настройками» и «жду с нетерпением старта гонки». У нас будет 20 скучных биороботов, проявляющих себя на трассе, но не за её пределами — а то вдруг скажут какое-то «неправильное» слово и окажутся под огнём критики.

И это ещё Ф-1 не дошла до глупости NASCAR, где за шутливое обращение на стриме к другу-афроамериканцу Кайла Ларсона оставили без работы на целый год. Есть ощущение, что ещё несколько лет — и Формула-1 придёт к чему-то подобному. Хотя трудно представить, чтобы руководство решилось отстранить от гонок Ферстаппена или, к примеру, Кими Райкконена. Впрочем, это мы сейчас думаем… Но пока чемпионат мира ещё не убил у пилотов остатки вольнодумия каким-нибудь очередным этическим кодексом, маленькая просьба: Кими, Макс и все к ним примкнувшие, вы там держитесь и не сдавайтесь. Уныния нам и так хватает в борьбе за победу.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.