Скандал на Гран-при Венгрии – 2007: Алонсо помешал Хэмилтону побороться за поул-позишн

0

Скандал на Гран-при Венгрии – 2007: Алонсо помешал Хэмилтону побороться за поул-позишн

Громкий скандал между Хэмилтоном и Алонсо: как всё произошло и почему он был неизбежен
Нарастающее напряжение внутри «Макларена», взаимные подозрения в фаворитизме, упрёки в СМИ – детальный разбор мощной истории.

В издательстве АСТ вышла в свет книга Фрэнка Уоррэлла «Льюис Хэмилтон, шестикратный чемпион мира». «Чемпионату» предложили опубликовать одну из глав – и мы решили вспомнить громкий скандал в сезоне 2007 года, на время разрушивший отношения новичка Ф-1 Хэмилтона с Фернандо Алонсо. Тогда трудно было представить, что через несколько лет Алонсо и Хэмилтон вновь будут отлично ладить, а испанец ещё вернётся в «Макларен»…

Скандал на Гран-при Венгрии – 2007: Алонсо помешал Хэмилтону побороться за поул-позишн

*****

Фернандо Алонсо стоило бы вспомнить старую аксиому шоу-бизнеса: никогда не имейте дела с детьми или животными. Особенно с детьми… их не проведешь. Как-то раз мы с друзьями болтали о постепенно растущей вражде между испанцем и его напарником, Льюисом Хэмилтоном, как вдруг в разговор вмешался мой девятилетний сын Фрэнки: «Пап, он похож на Дика Дастардли из «Сумасшедших гонок», правда?» (Персонаж мультфильма, стремившийся победить в гонках исключительно за счет обмана и хитрости – Прим. «Чемпионата»)

В общем, да, мне кажется, Алонсо тоже готов победить любой ценой. Только Дастардли удается скрывать свои намерения хотя бы до конца каждой серии, тогда как Фернандо, видимо, и этого сделать не может. После дебютной победы Льюиса в Монреале и выражение лица испанца, и его жесты говорили о крайнем недовольстве. Но Алонсо, возможно, не замечал, что к нему относятся лучше, чем к новичку — или так, по крайней мере, считали многие британцы, — ведь нельзя исключать, что Рон Деннис в интервью всегда подчеркивал равенство своих пилотов, только чтобы у британских болельщиков не было повода для беспокойства.

Причиной проблемы Денниса, очевидно, было то, что Большой Рон, как ни странно, недооценил Льюиса. Мне кажется, никто лучше его не знал, что мальчик — прирожденный победитель, но и он не верил, что в первый же сезон воспитанник сможет выиграть, а иначе зачем вообще подписывать Алонсо, как не с намерением завоевать титул? Деннис также не предполагал, что Хэмилтон вознамерится отобрать корону у Фернандо. И хотя Рон, опять же, знал характер Льюиса лучше многих, даже у него перехватило дух от одержимости, с которой Хэмилтон рвался стать чемпионом мира.

Но, может, проблема для Алонсо была еще более серьезной — вдруг Льюис просто лучше как гонщик? Давайте внимательнее проанализируем ситуацию, в которой оказался испанец, и тогда мы, возможно, поймем, что Фернандо заслуживает некоторого сочувствия: он был чужаком в британской команде… британской команде, где его юным напарником стал не просто британец, а блестящий британец.

От кое-где проскальзывающих в начале сезона жалоб на фаворитизм британской команды к британскому гонщику он перешел к конкретным обвинениям в интервью для Daily Telegraph, где заявил, что в «Макларене» «никогда не чувствовал себя по-настоящему комфортно». Кульминацией его гнева стал Гран-при Венгрии 5 августа 2007 года, когда из-за своей тактики Алонсо переместили на 5 позиций ниже на стартовой решетке, отобрав поул, который он завоевал по итогам квалификации.

Явно выказывать недовольство Фернандо начал перед Гран-при США. Очевидно, что победа Льюиса в Монреале вывела испанца из себя. В медиапространстве вокруг «Макларена» доминировала публичная критика команды со стороны Алонсо, которую гонщик на своем любимом ресурсе, испанском радио, обвинял в фаворитизме. Когда дело дошло до открытого противостояния на трассе, благодаря решениям Рона Денниса оба пилота благополучно финишировали и получили очки, но с точки зрения Алонсо проблемой было то, что Хэмилтон снова выиграл.

Когда Льюиса спросили, удивили ли его колкие слова Фернандо о внутрикомандном фаворитизме, он ответил: «Мне кажется, это странно, потому что, по моим ощущениям, с самого начала после прихода Алонсо команда очень мотивирована и делает все, чтобы мы оба выигрывали. Рон и другие члены «Макларена» работают не покладая рук, чтобы обеспечить нам равные условия. Наверное, это всегда непросто, и, конечно, у меня отличные отношения со всеми парнями — ведь я знаю их с тринадцати лет. Но приходу Фернандо в команде были очень рады, и, мне кажется, с ним у всех сложились хорошие отношения. Так что я не понимаю, почему он это сказал. Может, Фернандо и правда чувствует себя некомфортно — из-за того, что он испанец, а я британец, но, по-моему, тут дело в другом».

Думает ли Льюис, что Алонсо просто не ожидал от него столь высоких результатов? «Вряд ли он предполагал, что у меня так успешно будет складываться сезон, — соглашается Льюис. — Но я не знаю, поэтому ли Фернандо все это говорит. Конечно, он двукратный чемпион мира и обычно вызов ему никто не бросал — то есть, думаю, конкуренция была и раньше, но так близко, как я, к нему еще никто не подбирался. Так что ситуация очень сложная».

Предстоящие события в Венгрии стерли в порошок представления о том, что Льюис и Фернандо не просто напарники, а друзья, что их вражда — лишь плод больного воображения журналистов. В этот уик-энд напряженная атмосфера между гонщиками, которая все усиливалась в последние несколько месяцев, наконец дошла до точки кипения, и последствия этого оказались катастрофическими.

На третьей практике в субботу утром лучшее время показал Масса, Алонсо стал вторым, а Льюис — третьим. Но это было лишь затишье перед сильнейшей бурей, разразившейся в Vodafone McLaren Mercedes. Последовавшая за свободными заездами квалификация показала все самые неприглядные стороны характера Алонсо и Хэмилтона, когда оба боролись за поул, который, по прогнозам, становился ключом к победе в воскресенье. Да, будем предельно честными: в тот уникальный субботний день в Венгрии и Льюис тоже вел себя не лучшим образом.

По итогам квалификации, по крайней мере на бумаге, Алонсо обошел Хэмилтона в борьбе за поул. Но для этого испанец использовал сомнительную тактику, задерживаясь на пит-стопах слишком долго, когда Льюис шел за ним следом. В результате у Фернандо было достаточно времени, чтобы успеть на последний быстрый круг и претендовать на поул, но он помешал своему напарнику. Льюис на свой последний быстрый круг не успел. Это был грязноватый приемчик, который, тем не менее, вроде бы принес результат. Хэмилтон имел все шансы превзойти время

Алонсо на последнем быстром круге, но теперь именно испанец получил заветный поул. Так, по крайней мере, казалось…

Скандал на Гран-при Венгрии – 2007: Алонсо помешал Хэмилтону побороться за поул-позишн

Хэмилтон, Алонсо и Хайдфельд сразу после квалификации

Фото: Mark Thompson/Getty Images

Разрядить напряжение попытался Рон Деннис: он объяснил, что на этот раз Алонсо должен был получить преимущество, связанное с «более длинной фазой сжигания топлива», а Льюис должен был притормозить и пропустить Фернандо в заключительном сегменте квалификации. «А он этого не сделал, — сказал Деннис, — что немного нас разочаровало, и на пит-уолле почувствовалось напряжение».

Конечно, в тех событиях Льюис оказался далеко не белым и пушистым: он действительно должен был пропустить Алонсо. Позже британец сам признал: «Я совершил ошибку — прошу прощения, больше такого не повторится». Но ведь и Фернандо не имел права мешать Льюису уйти на его последний быстрый круг, и — обращаясь к Деннису: если вы с готовностью осудили пилота-дебютанта за ошибку, разве не заслуживает такого же двукратный чемпион мира, опыта у которого уж точно больше?

Вместо этого Рон, казалось, пытается оправдать то, что оправдать невозможно: «Алонсо вел его инженер; именно он решал, когда Фернандо уезжать с пит-стопа. Все работает именно так, и если вы думаете, что подобное было сделано намеренно, то это ваше дело».

Однако Большой Рон не замедлил публично отчитать инженера за то, что он долго не отправлял Алонсо на круг. «Некоторое напряжение в команде чувствуется, — признал Деннис. — Мы этого не скрываем, оба гонщика хотят только побеждать. Цель обоих — выигрывать, и мы делаем все возможное, чтобы снизить это напряжение. Мы стали участниками процесса, в котором что-то пошло не так. Сам Фернандо сказал: «Мне не давала уйти на круг команда».

Этот инцидент привел к временным разногласиям между Деннисом и его подопечным, которого Рон девять лет готовил к чемпионству. Горячий спор после квалификации закончился тем, что Рон на пит-уолле швырнул свои наушники на пол. Большинство экспертов думали, что гнев Денниса вызвало поведение Алонсо, помешавшего Льюису на пит-лейне, но после анализа радиопереговоров между Роном и его воспитанником стало понятно, что причина иная. Хэмилтон, взбешенный задержкой, обвинил в ней Рона и, судя по всему, кричал по радиосвязи: «Никогда больше так не делай, твою мать!» Говорят, что Деннис не остался в долгу, взорвавшись: «Заткнись, сопляк, не смей так со мной разговаривать!» А Льюис будто бы ответил: «Да пошел ты!»

Поведение, которое не красит ни того, ни другого. И действительно, Рон потом вообще отрицал, что тот диалог имел место. В любом случае казалось, что Деннис просто обязан обрушить свой гнев на Алонсо, ведь тот мешал своему напарнику, разве нет? Как ни странно, вместо этого вершить правосудие Рон предоставил ФИА. Ближе к вечеру субботы они приняли решение сместить Алонсо на 5 мест на стартовой решетке: теперь он должен был начинать гонку шестым, и с поула стартовал Льюис. А за то, что весь этот балаган не смогла прекратить сама команда, «Макларен» наказали тоже: на венгерском Гран-при очки в зачет Кубка конструкторов им решили не засчитывать.

Представители ФИА вызвали на допрос Алонсо, Хэмилтона и Денниса, чтобы они прояснили, почему испанец проводил на пит-стопах столько времени. «Члены комиссии решили, что поведение Алонсо слишком ущемляло интересы его соперника, Хэмилтона, и было принято решение оштрафовать испанца на 5 мест на стартовой решетке, — говорится в вердикте ФИА. — Решения, принимаемые командой во время квалификации, были сочтены нарушающими интересы спортивной борьбы и автоспорта».

Но Льюис не стал открыто критиковать своего напарника за подобную тактику: «Говорить, в общем, не о чем — вы и сами видели, что произошло». Однако, когда Хэмилтона спросили, сколько времени ему не хватило для того, чтобы успеть на свой последний быстрый круг, он многозначительно ответил: «Примерно столько же, сколько я прождал на пит-стопе».

На следующее утро, перед гонкой, в «Макларене» опубликовали официальное заявление, которое, по всей видимости, возлагало вину за задержку исключительно на Алонсо — резкий поворот, который в очередной раз не очень-то согласовывался с комментариями Денниса накануне. В заявлении говорилось: «Управлять двумя такими исключительными талантами, как Фернандо и Льюис, становится еще сложнее, когда ваша машина достаточно хороша, чтобы выигрывать гонки. Мы считаем, что заключения стюардов и суровое наказание, наложенное на команду, несправедливы. В квалификации мы приложили все усилия, чтобы обеспечить равные условия для гонщиков, такова наша политика. Однако в пылу борьбы случается, что спортивный азарт заставляет пилотов пренебрегать указаниями команды.

Во время квалификации, которая всегда бывает напряженной и нервозной, гонщики и команда выбирают оптимальный момент для наилучших условий прохождения круга, и решение приходится принимать за считаные секунды. Мы согласны со стюардами: когда команда придержала Фернандо на 20 секунд, на трассе было 4 машины. Однако мы не понимаем, какое отношение это замечание имеет к произошедшему, поскольку команде необходимо оценить, где в последние минуты сессии будут находиться все остальные машины.

Кроме того, наша команда не согласна с заключением стюардов о том, что двадцатисекундная задержка Алонсо помешала Льюису. Напряжение было очень высоким, а проблемы на первом пит-стопе, желание выйти на чистую трассу и сомнения из-за установки запасного комплекта шин, несомненно, повлияли на задержку перед последним быстрым кругом Фернандо.

Мы считаем, что заключения стюардов и суровое наказание, наложенное на нашу команду несправедливы; в ФИА неверно интерпретировали наши большие усилия по поддержанию духа честной игры и внутри-командного равенства».

Собственное наказание для Алонсо Льюис привел в исполнение в гонке: британец лидировал от старта до финиша и не давал приблизиться к себе великолепному Кими Райкконену. Эта победа означала, что Хэмилтон увеличивает отрыв от Фернандо в чемпионате до 7 очков. Поэтому сюжет, который накануне, после финальной части квалификации, рисовался ужасным, получил в итоге счастливую развязку.

Алонсо тоже не собирался сдаваться. В гонке он занял уверенное четвертое место. Когда его спросили, будет ли он выступать за «Макларен» через два года, испанец таинственно ответил: «Не знаю».

Журналист Daily Telegraph Кевин Гарсайд так резюмировал этот комментарий Алонсо: «А ловко он дал повиснуть в воздухе вопросу о своем будущем! Если босс «Макларена» Рон Деннис будет видеть реальную опасность ухода из команды чемпиона, когда до окончания контракта остается еще два года, может, тогда он будет охотнее удовлетворять требования Алонсо во время жесткой гоночной борьбы?

Когда Деннису пришлось появиться перед журналистами, он выглядел совсем измученным. Казалось, ему так жаль самого себя и он с трудом находит энтузиазм, чтобы отдать должное Льюису, которому удалось сохранить хладнокровие и выиграть гонку. Без намека на шутку Рон сказал: «Лет с тридцати до шестидесяти вам часто говорят о «формировании характера», но я могу сказать, что мне 60 — и мой характер давно сформировался. Мне уже слишком тяжело выдерживать такое напряжение и такой стресс. Я не должен нести этот груз в одиночку; все же мы будем продолжать выступать как команда Формулы-1 с определенными ценностями, и если кто-то не хочет принимать эти ценности — без разницы, какую позицию он занимает в «Макларене», — это его выбор».

Как устало признал Рон, и у Алонсо, и у Льюиса этот выбор действительно есть: «Оба наших гонщика сейчас на контрактах, которые заключены на несколько лет вперед. Мы будем уважать нашу часть договора — и надеемся, что пилоты будут уважать свою, потому что в этом и состоит суть контракта».

Ответ Алонсо не заставил себя ждать: «Раньше такого в команде не происходило. Хэмилтон не слушался, не подчинялся — с этим в «Макларене» еще не сталкивались, и, думаю, команда хотела, чтобы Льюис это понял. Как бы то ни было, я уверен, что в следующей гонке все вернется в нормальное русло и мы оба постараемся победить».

После окончания Гран-при Венгрии, в понедельник, Льюис рассказал: «Алонсо, кажется, со мной не разговаривает, поэтому я не знаю, есть ли какая-то проблема. Если я где-нибудь с ним столкнусь, то поговорю, но я не собираюсь специально искать его, чтобы утешить. Надеюсь, он не перестал со мной разговаривать, — добавил Хэмилтон. — Со мной легко найти общий язык, я не обидчивый, но если кто-то не хочет со мной разговаривать, это их дело. Но для диалога я открыт».

Также Льюис сказал, что они с Большим Роном уладили ситуацию: «Мы сели, поговорили, пришли к взаимопониманию и начали с чистого листа. У нас по-прежнему отличные отношения, подобного больше не случится, и теперь мы вернемся к продуктивной работе».

Когда начнется летний перерыв, Льюис и его второй отец будут вместе готовиться к очередным сражениям, но сколько еще выдержит Алонсо? Ему самому не помешала бы помощь такой авторитетной фигуры, как Деннис. Пока Хэмилтон наслаждался заслуженным отдыхом перед Гран-при Турции, двукратный чемпион мира все отчетливее казался в команде лишним…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.