Провал «Мерседеса» в «24 часах Ле-Мана» 1999 года — Уэббер и Дамбрек взлетели над трассой

0

Провал «Мерседеса» в «24 часах Ле-Мана» 1999 года — Уэббер и Дамбрек взлетели над трассой

Опасные полёты «Мерседеса». Почему немецкие прототипы начали взлетать в воздух в Ле-Мане?
Ошибка в расчётах инженеров запросто могла привести не просто к провалу, а к трагедии.

Сегодня исполняется 21 год со дня старта «24 часов Ле-Мана» 1999 года. Эта гонка могла запомниться триумфом «БМВ» или очередной неудачей «Тойоты», но главным событием уик-энда стали сразу три полёта прототипов Mercedes LCR, причём будущий пилот Ф-1 Марк Уэббер взмывал в воздух дважды. Вспоминаем мощный провал немецкой команды.

Новый CLR

К «24 часам» 1999 года инженеры «Мерседеса» создали новый прототип CLR, который пусть и был отчасти основан на прошлогоднем CLK-LM, но существенно отличался от него. Немцы стремились выжать при проектировании максимум, при этом помня о неизбежном ле-мановском компромиссе: здесь необходима как отличная максимальная скорость на длинных прямых, так и достаточная прижимная сила в поворотах.

Решение проблемы инженеры увидели в максимальной ставке на генерацию прижимной силы с помощью днища. Чтобы оно создавало как можно больше «держака», решили уменьшить колёсную базу, что позволяло увеличить размеры переднего и заднего свесов — это ещё выйдет пилотам «Мерседеса» боком во время марафона…

Между тем интенсивная тестовая программа не сигнализировала о каких-либо просчётах: новый прототип был надёжен и достаточно быстр. Вот только тесты не могли ни обеспечить сравнения с конкурентами, ни протестировать прототип в условиях традиционно серьёзного ле-мановского трафика.

Уэббер отправляется в полёт

Всё пошло не так уже во время гоночной недели во Франции. Во-первых, CLR оказался недостаточно быстр — по крайней мере, в квалификационном режиме. Но хуже было не это: инженеров куда больше озаботила странная авария юного Марка Уэббера в четверг. Инцидент не попал в объективы видеокамер, но сам австралиец рассказал, как передняя часть прототипа внезапно оторвалась от асфальта на прямой перед поворотом «Индианаполис». Автомобиль после кульбита приземлился на колёса и замер.

«Всё произошло очень быстро, — вспоминал австралиец в своей автобиографии. — Было похоже на взлёт самолёта. Я подходил к скорости в 300 км/ч, ударил по тормозам, но было слишком поздно. Я мог видеть небо, потом землю, потом снова землю». Однако инженеры «Мерседеса»… не поверили собственному пилоту! «Их ответ? «Нет, такого не могло произойти, машина не могла просто взять и перевернуться».

Марк не получил в аварии серьёзных травм и к дню гонки «Мерседес» сумел восстановить прототип — но лишь для того, чтобы на разминке он вновь взмыл в воздух, причём опять под управлением Уэббера! На сей раз инцидент произошёл на глазах у всего мира. Австралиец ехал позади «Ауди» Франка Билы, когда «Мерседес» сначала оторвал от асфальта передок, а потом полностью взлетел и перевернулся, находясь в воздухе.

«В моей голове были две мысли, — опять вспоминает Уэббер. – Первая касалась команды: что эти чёртовы парни делают, предоставляя мне такую машину? И вторая: вряд ли мне опять так повезёт, не хочу, чтобы мне было больно; хочу, чтобы всё быстро закончилось».

Вопреки всему австралиец вновь не пострадал и даже сам выбрался из прототипа. Было понятно, что его экипаж не примет участия в гонке, но как насчёт двух оставшихся машин «Мерседеса»? Вопреки ожиданиям конкурентов и журналистов, немцы не сняли экипажи и вышли на старт!

Ньюи был против…

Конечно, какие-то меры были приняты. Спереди были установлены дополнительные крылышки (изначально они предназначались для дождевых условий), которые должны были существенно увеличить прижимную силу на носу.

Провал «Мерседеса» в «24 часах Ле-Мана» 1999 года — Уэббер и Дамбрек взлетели над трассой

Фото: Frank Peters/Bongarts/Getty Images

Кроме того, мерседесовцы в панике звонили в Канаду Эдриану Ньюи — говорят, технический директор «Макларена» рекомендовал сняться с гонки, но его не послушались. Инженеры надеялись, что проблема могла касаться только того прототипа, который уже дважды попал в аварию — с остальными же этого не происходило. Своим пилотам команда дала рекомендации избегать слипстримов. Гонщики вздохнули и отправились на старт.

И поначалу казалось, что всё не так плохо. Первые 75 кругов прошли без происшествий, экипаж Кристофа Бушу, Ника Хайдфельда и Питера Дамбрека вышел на третье место. Находившийся за рулём Дамбрек ехал быстрее представителей «Тойоты» и готовился побороться за вторую позицию. Но тут Питер на подъезде к всё тому же «Индианаполису» всё-таки попал в «воздушный мешок» позади конкурента — и полетел.

Дамбреку повезло меньше, чем Уэбберу: «Мерседес» австралийца дважды шлёпался на гоночный асфальт, в то время как прототип британца отнесло влево — в лес рядом с трассой. Это было очень опасно, одно из деревьев даже пробило днище и вошло в кокпит, но аккурат между гонщиком и топливным баком.

ВИДЕО

«Я увидел небо, а потом случился провал в памяти до момента, когда я лежал на носилках — рассказывал позднее Дамбрек. — Я испугался: могу ли я чувствовать свои руки и ноги? Они хотели, чтобы я не двигался, опасаясь травмы позвоночника, но мне позволили пошевелить руками и пальцами ног. Я попробовал — и всё было в порядке Я тогда ещё был довольно молод: ни жены, ни детей. Ты хочешь больше рисковать — и я много рисковал. Я делал всё, что хотел, и избежал последствий».

Вновь пилот не пострадал! Так или иначе, после третьего полёта за гоночный уик-энд «Мерседес» моментально снял с гонки оставшийся экипаж Бернда Шнайдера, Франка Лагорса и Педро Лами. С тех пор немцы в Ле-Ман не возвращались.

Провал «Мерседеса» в «24 часах Ле-Мана» 1999 года — Уэббер и Дамбрек взлетели над трассой

Фото: Darrell Ingham/Getty Images

Так что пошло не так?

Официально причины аварии так и не названы, но некий консенсус достигнут. «Мерседес» перемудрил с короткой колёсной базой и ставкой на генерацию прижимной силы с помощью днища, а не аэродинамических элементов на корпусе. Из-за короткой базы прототип покачивался на прямых, и в момент очередного наклона назад (он усиливался благодаря мягким пружинам задней подвески) под переднюю часть машины попадало слишком много воздуха. В какой-то момент подъёмная сила оказывалась слишком высокой, и прототип — который становился «легче» в воздушном мешке позади соперника – отправлялся в полёт.

Интересно, что после такого провала головы в «Мерседесе» не полетели — всё руководство осталось на своих местах. Видимо, сказалось отсутствие пострадавших. Что же до двух пилотов, то они отнеслись к авариям совсем по-разному. Уэббер был очень зол на команду и пообещал самому себе больше никогда не садиться в прототипы — но после ухода из Формулы-1 нарушил зарок и провёл несколько сезонов в составе «Порше». А Дамбрек продолжил сотрудничество с «Мерседесом» в серии DTM, где стал бронзовым призёром в сезоне-2001.

Провал «Мерседеса» в «24 часах Ле-Мана» 1999 года — Уэббер и Дамбрек взлетели над трассой

Фото: Darrell Ingham/Getty Images

«Когда дело дошло до продления контракта, то мне предложили пойти в DTM, хотя борьба за эти места была жаркой. Возможно, без этой аварии мне бы не сделали такого предложения», — предположил пилот.

Гонщик осознаёт, что полёт в Ле-Ман стал главным событием в его карьере и при встрече иногда шутливо представляется: «Привет, меня зовут Питер Дамбрек и я могу летать».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.