Макс Ферстаппен не верит, что Квят станет чемпионом мира в составе «Мерседеса»

0

Макс Ферстаппен не верит, что Квят станет чемпионом мира в составе «Мерседеса»

Ферстаппен не верит, что Квят станет чемпионом. Почему он так думает и в чём шанс Даниила
Сразу несколько примеров показывают: Квят ещё может удивить своего сменщика в «Ред Булл» и отправиться в поход за титулом.

Пока мы готовимся пережить последнюю неделю перед стартом сезона Формулы-1, болельщиков решили растормошить Макс Ферстаппен и репортёр телеканала Ziggo Sport. Во время неформального интервью голландец дал понять, что не видит в Данииле Квяте потенциального чемпиона мира — даже за рулём «Мерседеса». Прав ли голландец в своей позиции?

Квят и Гасли, Албон в уме

Для начала подчеркнём: сам голландец не произносил фразу «Квят — не чемпион». Дело было так: Ферстаппен заявил, что за рулём подходящего болида претендентом на титул точно стал бы Ландо Норрис. После этого Макс добавил, что в «Мерседесе» чемпионами стали бы 60 процентов гонщиков Ф-1. Журналист зацепился за эту фразу: выходит, что в 40 % Макс не верит! Репортёр быстренько прикинул, что 40 % — это 8 пилотов из 20, и начал накидывать варианты.

Первыми на ум пришли Антонио Джовинацци и Лэнс Стролл — ну, трудно поспорить. Затем журналист вспомнил про Роберта Кубицу (с оговоркой — то ли о том, что речь о Кубице образца 2019 года, то ли о том, что Роберт не считается, так как уже потерял место). И вот потом дело дошло до потерявших место в «Ред Булл» Данииле Квяте и Пьере Гасли. Вспомнился и Грожан, после чего Ферстаппен признал: «Да, ты неплохо их перечисляешь».

Попов отреагировал на слова Ферстаппена, что Квят не стал бы чемпионом на «Мерседесе»

Макс остановил перечисление, только когда репортёр назвал фамилию Алекса Албона. Очевидно, что для Ферстаппена было бы совсем уж неприлично пренебрежительно отзываться о нынешнем напарнике.

Таким образом названо шесть или семь пилотов (если Кубица не в счёт, то на его месте окажется Латифи) — до восьмёрки можно добить Магнуссеном как самым логичным кандидатом. Ну, другие пилоты нас не слишком интересуют — а как быть с негласным вердиктом Ферстаппена в адрес Квята?

Почему Квят не будет чемпионом

Сперва представим вероятные аргументы, которые были в голове и у журналиста, и у согласившегося с ним Макса. Самое очевидное — это потеря Даниилом места в топ-команде. По сути Квят уже упустил свой самый большой шанс в Формуле-1 — редко когда фавориты зовут к себе пилота, который не справился с первой попытки. Для потенциальных работодателей Даниил, увы, больше ассоциируется с понижением в 2016 году, а не победой над Даниэлем Риккардо сезоном ранее.

Специалисты помнят про психологические проблемы Квята, которые выразились в проигрышах Риккардо в квалификациях, двух авариях с Феттелем и затяжной депрессии после возвращения в «Торо Россо». Остаётся в голове и провал во второй половине сезона-2017, когда на фоне регулярных проблем с машиной у Даниила в какой-то момент сдали нервы: пошли необязательные аварии и, как итог, разгромное поражение от Сайнса и увольнение.

Видео доступно на «Чемпионате».

После возвращения в Ф-1 Даниил стал стабильнее, однако по-прежнему позволяет себе, если так можно выразиться, чересчур эмоциональные атаки, из-за которых он попадает в инциденты и теряет очки: Райкконен в Сингапуре, Хюлькенберг в Мексике, Перес в США… С таким опытом выступлений в чемпионатате мира шефы топ-команд хотели бы видеть от Квята большей стабильности и мудрости — например, как у Карлоса Сайнса, заработавшего повышение в «Феррари».

К слову, солидный опыт Квята тоже играет для него как в плюс, так и в минус. Кто-то может посчитать, что Даниил уже достиг своего пика и «перезрел» для решающего шага вверх — мол, так и ходить россиянину в вечных середняках, как Хюлькенбергу, Грожану или Магнуссену.

Видео доступно на «Чемпионате».

Почему Ферстаппен всё-таки не прав

А вот теперь самое интересное — исторические примеры, демонстрирующие, как пилоты с карьерой а-ля Квят всё-таки получали шансы побороться за чемпионство и даже использовали их.

Самый яркий — Дженсон Баттон. Спорно? Только отчасти. Да, британец ярко дебютировал в 2000-м и провёл отличный сезон-2004, но в целом к 2009 году казалось, что Дженсон так навсегда и останется в подающих надежды. Были у него откровенно неудачные сезоны, да и в 2008-м он смотрелся хуже ветерана Рубенса Баррикелло. Если бы «Браун» не восстал из пепла и не подарил Баттону чемпионский болид, карьера Дженсона в Ф-1, несмотря на выступление в составе трёх заводских команд, так и могла завершиться довольно бесславно.

На практике, однако, мы получили доминирующий старт сезона-2009 и мудрое решение перейти в «Макларен». Именно там — на десятый год выступлений в Ф-1 — Баттон заработал звание «Профессора», который лучше всех ориентируется в непростых погодных условиях и в свои лучшие дни оказывается быстрее даже Льюиса Хэмилтона. Повторимся: в 2008-м подобным и близко не пахло. Однако стоило Баттону наконец-то получить чемпионский болид, как он поехал и быстро, и стабильно. Чем не пример?

Есть и другие гонщики, с которыми можно сравнить Квята. Например, Марк Уэббер, карьеру которого тоже разжёг сезон-2009. Что было до этого? Сезон в «Минарди», слабые напарники в «Ягуаре», проигрыш Хайдфельду в «Уильямсе», сезон бок о бок с дебютантом Росбергом (7-4 по очкам) и два года выступлений с ветераном Култхардом (в первый сезон Дэвид оказался впереди).

Да, Марк был неплох и нередко блистал в квалификациях, но по субботам, знаете ли, и Трулли был очень хорош, а толку… Разве кто-то считал австралийца гонщиком топ-уровня, способным побороться за чемпионство? А мы помним, как в 2010-м Уэббер сам всё испортил, когда разложил машину на влажном асфальте в Корее. Так что вот вам почти чемпион, который одержал первую победу в 130-й гонке. Получил топовый болид — и поехал.

Идём дальше — и здесь у нас Карлос Сайнс. Разгром от Квята в GP3, поражение от менее опытного Ферстаппена в первый сезон в «Торо Россо», проигрыш Хюлькенбергу в «Рено»… Но затем — всего один блистательный сезон в «Макларене», и вот уже Карлос готовится перейти в «Феррари». Стремительный карьерный рывок, не так ли.

Ромена Грожана мы сейчас считаем невезучим пилотом и крашером, а между тем, когда в 2013 году он получил в свои руки быстрый и стабильный «Лотус», то взял пять подиумов, почти забыл про дурацкие аварии и даже пару раз был близок к победе. При этом что в 2012-м, что в 2020 году имидж у француза совсем другой — всё быстро меняется.

Наконец, Нико Росберг. Немного спорный пример, но всё-таки: провёл четыре сезона в «Уильямсе», был неплох, но при этом оценить реальный уровень немца было очень сложно. После ухода Уэббера он провёл один сезон с ветераном Вурцем и два — с Казуки Накадзимой, явно не тянувшим уровень Ф-1. При этом в 2009-м команда не всегда была довольна Нико: он получал новинки раньше японца, но при этом по чистой скорости опережал Казуки примерно на столько, сколько и давали свежие обновления. То есть команда Нико на его четвёртый год в Ф-1 сетовала, что по чистой скорости немец не быстрее рента-драйвера. Как дальше сложилась карьера Росберга, думаем, вы в курсе.

Да, шансов, что Квят повторит путь Нико или, скажем, Баттона не так много — для начала нужно не вылететь из Ф-1 до кардинальной смены правил перед сезоном-2022. Но прошлое показывает: в победители Гран-при или даже чемпионы могут выбиться и те пилоты, на которых вы уже готовы поставить крест. Главное получить тот самый условный «Мерседес», о котором говорил Макс.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.